demokratiya_ru


Те, кто за демократию в России


Previous Entry Share Next Entry
Кощеева смерть
Мастерская
sapojnik wrote in demokratiya_ru
Полнейшая и обескураживающая неэффективность российской оппозиции (или, что то же самое – полное равнодушие населения России к потугам оппозиции привлечь к себе внимание и сочувствие) давно занимает пытливые умы. При этом я, естественно, не имею в виду прикормленных клоунов из «партий» ЛДПР и «Справедливая Россия», даже не особо скрывающих свою сугубо подставную роль. Оппозиция в России реально представлена тремя течениями – это коммунисты, либералы (западники) и русские националисты.

И сегодня, как и вчера, все три основные оппозиционные силы безнадежно проигрывают политическую борьбу Кремлю в лице его марионеток. Даже если вы, дорогой читатель, сами относите себя идейно к любой из перечисленных сил, вы, несомненно, согласитесь с таким определением в отношении оставшихся двух, а про «свою» начнете горячо уверять, что победа практически у «ваших» в кармане, если бы только не тотальный обман, давление и репрессии со стороны власти.

Это все понятно; непонятно, что делать, чтобы все-таки победить. В конце концов, жаловаться на «нечестную игру» Кремля можно десятилетиями, но едва ли такого рода нытье побудит его исправиться. Постепенно до партийных лидеров, а главное, до их избирателей доходит необходимость что-то поменять в своей деятельности, нарастает глухое раздражение потенциального и немногочисленного электората каждой из трех партий в адрес своих лидеров.

В поисках решения обратимся к фольклору – старому русскому и современному американскому. Возьмем Ивана-Царевича, тоже в один из напряженных моментов своей жизни вставшего перед необходимостью непременно победить Кощея. Дело для воина, казалось бы, привычное, но проблема усложнялась тем, что Кощей был не только очень силен и подл, как подобает злодею; он на беду, позиционировался как бессмертный.

Иван Царевич, безусловно, мог бы тупо пойти по пути развития своих бойцовых навыков: способностей к джигитовке, метанию ножей, обращению с булавой молодецкой и т.п. В этом случае Василиса Прекрасная, очевидно, томилась бы в темнице у супостата еще бог знает сколько времени. Однако сказочному Ивану хватило ума понять, что каким бы виртуозом в обращении с режущими и колющими предметами он бы не стал – в битве с БЕССМЕРТНЫМ Кащеем это бы нисколько не прибавило ему шансов.

Поэтому ни о каких боевых тренингах умного Ванюши нам ничего не известно; сказка гласит, что он сразу, не отвлекаясь на ерунду, принялся добывать информацию – где же слабое место Кощея? То есть, выражаясь сказочным языком – где спрятана его смерть?

Дальше – еще поучительнее: где именно Иван стал искать информацию? Пошел ли он к бабке-гадалке или в библиотеку? Нет, он – и это совершенно правильно – отправился к самому Кощею, справедливо рассудив, что только непосредственное изучение главного врага даст ему возможность понять, чего же он больше всего боится.

Финал все мы помним: смерть оказалась в игле, игла в яйце, яйцо в утке, утка на дереве и т.д, словом – дальнейшее уже было делом техники. Бессмертный Кощей был повержен даже, собственно, без особой кровавой битвы.

Еще более последовательно и развернуто та же мысль иллюстрируется в самом популярном ужастике Голливуда – саге о Фредди Крюгере. Как все мы помним, в первых сериях герои один за другим бесславно гибнут, поскольку с поистине самоубийственным упорством стремятся непременно выйти на бой с ужасным монстром, уповая как раз на свои боевые навыки – к примеру, спортивную выносливость и умение хорошо драться ногами. Лишь перед смертью бойкий каратист успевал запоздало удивиться, обнаружив, что все его ужасные удары не в состоянии причинить миляге Фредди ни малейшего вреда.

И лишь когда в поздних сериях герои догадались обратить самое пристальное внимание на личность Фредди, стали изучать его жизнь и «подвиги» в поисках по-настоящему слабых мест монстра – тут им, хоть и не сразу, но наконец улыбнулась удача…

Мораль ясна. Наши оппозиционеры сегодня упорно, хоть и каждый на свой лад, повторяют одну и ту же ошибку: потерпев очередное чувствительное поражение, они решают «с еще большей силой» развивать в себе те стороны, которые они сами считают в себе сильнейшими и основными. Так, либералы-демократы объявляют очередную дискуссию на тему «как нам донести до масс (вар. – до среднего класса) вечные идеалы либерализма, демократии и свободы»; коммунисты так же маниакально стремятся «еще больше усилить партийную пропаганду идей равенства, братства и социальной справедливости»; русские наци до хрипоты спорят, как же донести до равнодушного обывателя свет вечной истины на тему «русских людей обижают» и, естественно, инородческого засилья. И все дружно мечтают о «доступе в телеящик», одно отсутствие которого якобы мешает им разом и полностью перековать российский охлос в свою веру.

На самом же деле заходить надо с другой стороны, и примеры Ивана Царевича и Фредди Крюгера должны бы убедить по крайней мере националистов и либералов. Исходить надо не из своих сильных сторон, а из слабостей противника. «Спросите Кащея», то бишь Кремль: чего он больше всего боится?

Самое поразительное, что ответ на поверхности – точнее, Кремль-Кащей старательно отвечает на него все последние 8 лет; лишь удивительное самоупоение и глухариное токование всей нашей разношерстной оппозиции мешает ей его расслышать. Впрочем, дело не только в глухоте – но и, как мы покажем далее, в гораздо более близком, чем хотелось бы оппозиции, ее родстве с Кремлем «по крови».

Если проследить все так называемые «реформы» в политической сфере, предпринятые Путиным-Медведевым буквально с самого начала «нулевых», то они выстроятся в абсолютно четкую линию; вкратце их можно обозначить двумя словами – «зажим регионов». Если отвлечься от неизбежной политической риторики и клоунады, то мы придем к весьма неожиданному и нелестному выводу для всей «нашей оппозиции»: оказывается, все эти 10 лет Кремль боролся вовсе не с нею!

Признать такое «видным борцам с прогнившим режимом» - всем этим Зюгановым, Каспаровым, Лимоновым, Явлинским, Беловым-Поткиным и прочим Баркашовым – естественно, совершенно невозможно. Тем не менее это так. Все значимые реформы, точнее, контрреформы Кремля – изгнание губернаторов из Совета Федерации, лишение губернаторов неприкосновенности, драконовское ужесточение Закона о партиях, отмена выборов губернаторов, перманентные попытки отменить одномандатные округа, навязчивое стремление распространить пропорциональную систему на муниципальный уровень – все это борьба не с «идейной оппозицией» как справа, так и слева, а с другим противником, которого, впрочем, наша «политэлита» (за исключением сурковских «строителей суверенной демократии») предпочитает не видеть в упор.

О ком же речь?

Еще в первой половине «нулевых» партия «Единая Россия» при выборах по партспискам в региональные законодательные органы, в думы и советы городов считала вполне приличным для себя результатом 25%. 30% для ЕР признавались отличным итогом, ну а 35% - просто потрясающим успехом. Во второй половине все изменилось: теперь уже единороссы считают достойной целью 60 и более процентов, а когда, как на последних выборах в марте этого года, набирают около 50% - это всеми воспринимается как большая неудача, но, конечно же, временная...

Что же произошло? С чего вдруг такой впечатляющий скачок? Неужели все дело в том, что российский избиратель попросту страстно возлюбил родную едросовскую партию?

Увы, страстная любовь тут ни при чем. Просто поначалу у ЕдРа практически на всех местных и региональных выборах был достойный противник, упорно набиравший или столько же, или даже больше, чем «партия власти». Такой мощный противник власти, естественно, не нравился – и вот, когда власть (кремлевская, именно кремлевская – это важно!) от него избавилась – дела у ЕдРа пошли как по маслу.

О ком же мы говорим? Неужели о КПРФ или, прости господи, об ЛДПР? Что это вообще за партия такая, которая была равна по мощи самой ЕР, а потом бесследно исчезла? И как ее «извели»-то?!

Проблема в том, что назвать эту могучую «партию» непросто – у нее слишком много лиц и имен. При этом, как ни странно, при всех различиях эта партия везде практически одна и та же. Для себя я ее называю просто - «Родной Урюпинск».


«Родной Урюпинск»
Да, в большинстве регионов примерно до середины «нулевых» практически всегда в выборах принимали участие избирательные блоки с похожими названиями: «Наш Алтайский край», «Любимый Новосибирск», «Родной Тамбов» и т.д. На фоне «федеральных партий» с пышными названиями типа «либерально-демократическая», возглавляемых известными всем в стране «крупными политиками», какие-то местечковые объединения, конечно, смотрелись бледно; да и, казалось бы, чего такого особенного они могли предложить избирателю? Какие у них были идеи? Да никаких. Что-то такое невнятное, «хозяйственное»…

Но вот парадокс: люди почему-то стабильно голосовали за эти местечковые объединения! Более того – в ряде случаев они даже набирали больше ЕР, в крайнем случае – легко брали второе место по партспискам. «Родные урюпински», как правило, собирали в 1,5-2 раза больше коммунистов и «родинцев», а СПС и «яблочников» «делали» вообще раза в 3.

Конечно, не секрет, кто на самом деле объединялся в такие блоки. Чаще всего это был «боевой отряд» местной и региональной бюрократии, тайно или явно поддерживаемый Главным Местным Бюрократом – губернатором или мэром, с вкраплением ставленников и большой финансовой подпиткой местных же «олигархов».

Зачем «Родной Урюпинск» был нужен местной «элите» - понятно; но почему же его поддерживали местные жители? Они так любили свою «элиту»?! Нет, дело было не в этом.

Люди голосовали за «Родной Урюпинск», как правило, потому, что им импонировала ИДЕЯ этого блока. Самое смешное, что обычно идея даже не выражалась в явном виде в агитматериалах, люди улавливали ее «так»… Но безошибочно. Что же это была за идея – левая? Правая? Коммунистическая? Либеральная?

Нет. Эта мощная идея была абсолютно перпендикулярна всем вышеперечисленным. Идея всех «Родных Урюпинсков» - противостояние Центру. Или, еще проще – противостояние Москве, «анти-Москва».

Наш избиратель был и остается в своей массе аполитичным. Местные и региональные выборы раз за разом показывали, что большинство избирателей по сути склонны выбирать не между привычными (в Москве) Большими Идеями Коммунизма, Нацизма или Либерализма, а между тотальным конформизмом по отношению к ЛЮБОЙ власти (и тогда избиратель выбирал «партию власти», ЕР) и выражением лояльности по отношению к своей «малой родине» (и показом параллельно фиги вызывающей крайне сложные чувства «Москве»).


Россия – страна победившей бюрократии. Что ж удивительного в том, что главным содержанием предвыборной борьбы в стране в начале 2000-ных стало противостояние местной и федеральной бюрократий?

Поначалу, видимо, Кремль рассчитывал победить регионалов относительно честным образом, за счет «федерального ресурса»: в самом деле, как могут местные вахлаки противостоять ставленникам Москвы, когда у тех заведомо больше денег, у них заведомо больший медийный ресурс, включая и пресловутый «ящик» с популярными федеральными телеканалами?!

Кстати: думаю, многие коллеги-политтехнологи со мной согласятся в том, что выборы начала «нулевых» были, пожалуй, самыми честными и конкурентными в недолгой истории РФ. Не за счет того, что в них участвовали самые честные люди – боже упаси! На тех выборах сталкивались в жесточайшей, хотя и скрытой схватке два единственно по-настоящему реальных ресурса, две силы: местная, опирающаяся на «корни» власть боролась с самоуверенной федеральной. Две силы пристально следили друг за другом – и фальсификации были минимальны, поскольку «чреваты» для любой из сторон.

Конечно, местная бюрократия не устояла бы, если бы не неожиданно стойкая поддержка местного населения. Чаще всего эта поддержка проистекала из самого что ни на есть демократического принципа «меньшего зла»: люди не столько обольщались по поводу своих «князьков», сколько на самом деле не желали усиления «москвичей».


Сепаратизм?!
На самом деле основное содержание «нулевых», если отбросить всяческую шелуху и пиар-мероприятия – это скручивание Кремлем «в бараний рог» всей остальной страны «от Калининграда до Владивостока». В стране шла неостановимая централизация всего и вся; постепенное оскудение всякой политической, интеллектуальной, культурной жизни, деградация экономики – лишь следствие этого глобального процесса.

Московская бюрократия и т.н. «российская элита» вовсе не желала делиться с кем бы то ни было в стране ни влиянием, ни властью, ни деньгами. Дело даже не в злобе или жадности; многие «федералы», уверен, совершенно искренне считали и считают, что деньги у регионалов надо отобрать для их же блага – потом Центр, конечно же, вернет часть денег назад, но, естественно, под своим благотворным контролем.

Поэтому, раздавив губернаторскую вольницу, выстроив «силовую вертикаль» от Кремля до участкового милиционера, изменив соотношение доходов федерального и местных бюджетов с 30:70 на 70:30, Кремль, естественно, никак не мог терпеть лишь «относительное большинство» своей «партии власти» в региональных и городских органах власти. Поскольку главным направлением было признано выжимание соков «с мест» по полной программе, отсутствие полного контроля над региональными парламентами, при всей их внешней декоративности, было нежелательно и даже опасно.

Поэтому важнейшим звеном в централизационной контрреформе Кремля стало изменение законодательных норм о партиях и избирательных объединениях.

Во-первых, в выборах запрещают участвовать общественным объединениям.

Во-вторых, в выборах запрещают участвовать избирательным блокам.

В-третьих, в закон о партиях вносят норму, что партией (читай – участником выборов по пропорциональной системе) могут считаться только политические организации, имеющие не менее 50 тысяч членов, ПРОЖИВАЮЩИХ НЕ МЕНЕЕ ЧЕМ В 50 РЕГИОНАХ РОССИИ.

Нетрудно видеть, что таким образом федеральный законодатель убил саму возможность участия любых «Родных Урюпинсков» в выборах. «Родной Урюпинск» или «Любимый край» по определению не может включать в себя жителей 50 регионов; какое дело 49 до упомянутого в названии партии одного?!

Казалось бы – дело сделано… Но не до конца. Оказалось, что у «Родного Урюпинска» остается лазейка: одномандатные округа. Законодатель, естественно, тут же запретил общественным объединениям выдвигать кандидатов на выборах всех уровней, оставив это право только партиям. Но ведь ничто не мешало общественному движению «Родной Урюпинск» просто ПОДДЕРЖАТЬ каких-то определенных кандидатов на выборах!

Такую поддержку практически невозможно инкриминировать кандидату, чтобы снять его по суду; в конце концов, кандидат не может запретить кому бы то ни было выражать ему поддержку! (Я, кстати, уже описывал случай из собственной практики, когда я воспользовался этой лазейкой на муниципальных выборах).

Получалось, что проклятый «Родной Урюпинск» все же мог проводить своих кандидатов и создавать свои «местнические» фракции!

Как вы думаете, что стал делать Кремль? Правильно – он начал последовательно изгонять из законодательства саму идею одномандатных округов.

Первой пала Государственная Дума; потом под явным давлением «Единой России» региональные ЗакСы стали одни за другим отменять выборы депутатов по одномандатным округам.

Сегодня «Родной Урюпинск Санкт-Петербург» или «Родное Подмосковье» невозможны в принципе: в Питере и Мособласти нет выборов по одномандатным округам, а по партспискам могут участвовать только федеральные партии.

В плане пиар-прикрытия акции по уничтожению «Родных Урюпинсков», то есть самой возможности политического объединения местных элит ПРОТИВ федерального центра при поддержке местного населения, им, естественно, было брошено обвинение в «сепаратизме». Мол, все местнические объединения опасны, они ведут «к развалу России».

Парадокс в том, что ни о каком «отъединении» или «развале» в случае «РУ» и речи нет! (Это, кстати, прекрасно понимают избиратели, которые крайне удивятся, если их назовут сторонниками «выхода их города или области из России»). Реальная цель РУ противоположна: не бегство, а нападение! Люди, голосующие за «Родной Урюпинск», хотят, по сути, того же, чего Центр хочет от них, а именно – ресурсов. РУ – это агрессивная по природе политическая сила. Чем бы «для камуфляжа» это объединение ни прикрывалось, его реальная цель – вырвать изо рта Центра, то есть Кремля, «свои» ресурсы.

Причем реально «Родной Урюпинск», в какой бы части страны он ни образовался, хочет от Центра не просто возврата «чрезмерных» налогов или ресурсов, которые Центр из него выкачивает; он, пожалуй, хочет заставить Центр поделиться и «его» ресурсами, которые он считает нераздельно своими – к примеру, поделиться нефтяной или газовой рентой. В конце концов, почему отдельный регион или город имеет на них меньше прав, чем Москва?!

На сегодня региональные и местные элиты полностью раздавлены Центром, их возможности самостоятельного, без жесткого контроля Москвы, политического объединения практически нивелированы. Люди в регионах в значительной части понимают, что они не распоряжаются собственной судьбой, так как реально все нити, управляющие их жизнью, держит в руках «Москва».

И что же наша «оппозиция» предлагает населению в создавшихся условиях? Если отбросить идеологические частности – она предлагает людям передать власть над собой от одной части московской элиты к другой части московской же элиты. Надо ли удивляться, что такие предложения практически не вызывают у электората энтузиазма?

Приложение: Примеры из недавнего прошлого
Выборы Верховного Совета Республики Хакасия, 4 созыв, декабрь 2004 г.

"Единая Россия" - 23%
КПРФ - 18%
Блок "Хакасия" - 17%

По одномандатным округам избрано:
"Единая Россия" - 13 кандидатов, блок "Хакасия" - 9 кандидатов, КПРФ - 2 кандидата.


Выборы Алтайского краевого совета народных депутатов, 4 созыв, март 2004 г.

Блок "За наш Алтай!" - 27%
"Единая Россия" - 24,5%
Блок "В поддержку Президента - за развитие края" - 19%

По одномандатным округам избрано:
"Единая Россия" - 10 кандидатов, Блок "За наш Алтай!" - 6 кандидатов, самовыдвижение - 12 кандидатов.


Выборы Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, 3 созыв, январь 2005 года.

"Единая Россия" - 31%
Блок "За родной Таймыр" - 22%
Против всех - 20%.

По одномандатным округам избрано:
"Единая Россия" - 2 кандидата, самовыдвижение - 2 кандидата, Блок "За родной Таймыр" - 1 кандидат.

Выборы Амурского областного Совета народных депутатов, 4 созыв, март 2005 г.

Блок "Мы - за развитие Амурской области" - 18%
"Единая Россия" - 16%
....
Блок "За родное Приамурье" - 5%
Партия "Родина" - 4%
Против всех - 13,5%

По одномандатным округам избрано:
Блок "Мы за развитие Амурской области" - 5 кандидатов, "Единая Россия" - 4 кандидата, самовыдвижение - 7 кандидатов, КПРФ - 1 кандидат.


Выборы Архангельского областного Собрания депутатов, 4 созыв, декабрь 2004 г.

"Единая Россия" - 23%
ЛДПР - 14%
....
Блок "Наша Родина - Архангельская область" - 8%
Блок "Северный край" - 2,5%
Против всех - 16%

По одномандатным округам избрано: "Единая Россия" - 11, КПРФ - 1, "Родина" -1, Блок "Северный край" - 0.


Выборы Брянской областной Думы, 4 созыв, декабрь 2004 г.

"Единая Россия" - 34%
Блок "КПРФ, АПР - За победу!" - 19%
СПС - 8%
...
"За возрождение Брянщины" - 4,92%
Против всех - 12%

По одномандатным округам избрано: "Единая Россия" - 5, Блок "За Родину! За справедливость!" - 2, Блок "За победу!" - 1, Блок "За возрождение Брянщины" - 0.

Выборы Законодательного Собрания Иркутской области, 4 созыв, октябрь 2004 г.

"Единая Россия" - 30%
КПРФ - 13%
...
Блок "За родное Приангарье!" - 7%
Против всех - 11%

По одномандатным округам избрано: "Единая Россия" - 10, самовыдвижение - 9, АПР - 1, "За родное Приангарье!" - 0.


Выборы Рязанской областной Думы, 4 созыв, март 2005 г.

"Единая Россия" - 22%
КПРФ - 15%
...
Блок "За Рязанский край!" - 10%
Против всех - 12%

По одномандатным округам избрано: "Единая Россия" - 5 кандидатов, самовыдвижение - 9 кандидатов, КПРФ - 2, СПС - 1, Блок "За Рязанский край!" - 0.


Выборы Сахалинской областной Думы, 4 созыв, октябрь 2004 г.

Блок "Наша Родина - Сахалин и Курилы" - 20%
"Единая Россия" - 18%
КПРФ - 16%
Против всех - 13%

По одномандатным округам избрано: самовыдвижение - 11 кандидатов, "Единая Россия" - 2 кандидата, КПРФ - 1, блок "Наша Родина - Сахалин и Курилы" - 0.

Выборы областной Думы ЗС Свердловской области, 4 созыв, апрель 2004 г.

"Единая Россия" - 38%
ЛДПР - 9,5%
...
Блок "Союз бюджетников Урала" - 7%

По одномандатным округам избрано: "Единая Россия" - 12, самовыдвижение - 8.

Выборы Тульской областной Думы, 4 созыв, октябрь 2004 г.

"Единая Россия" - 22%
Блок "Засечный рубеж - Партия "Родина" - 13%
КПРФ - 11%
Блок "За Тульский край" - 10%

По одномандатным округам избрано: самовыдвижение - 12 кандидатов, "Единая Россия" - 4 кандидата, Блок "Засечный рубеж - партия "Родина" - 3 кандидата, "Блок "За Тульский край" - 0.

Выборы ЗакС Ульяновской области, 3 созыв, декабрь 2003 г.

"Единая Россия" - 27%
Блок "Народ за Фролыча" - 12%
КПРФ - 11%
ЛДПР - 11%
Блок "Ульяновцы" - 0%
Против всех - 13%

По одномандатным округам избрано: самовыдвижение - 4 кандидата, "Единая Россия" - 5 кандидатов.

Выборы Государственной Думы Ярославской области, 4 созыв, март 2004 г.

"Единая Россия" - 26%
Блок "Родина" (Народно-патриотический союз) - 20%
Блок "Правда. Порядок. Справедливость" - 9%
КПРФ - 7%
...

По одномандатным округам избрано: самовыдвижение - 13, "Единая Россия" - 3, АПР - 2, Блок "Правда. Порядок. Справедливость" - 2, Блок "Родина" - 0.


Выборы Собрания депутатов Ненецкого АО, февраль 2005 г.

КПРФ - 26%
"Единая Россия" - 24%
Блок "За наш округ" - 11%

По одномандатным округам избрано: самовыдвижение - 4, "Единая Россия" - 3, Блок "За наш округ" - 1, КПРФ - 0.

Цит. по книге А. Кынев, "Выборы парламентов российских регионов 2003-2009", М., Панорама, 2009.

В середине 2005 г. ГосДума запретила участие блоков на выборах всех уровней, и таким образом возможность создавать региональные политические объединения с правом участия в выборах была успешно перекрыта. Именно после удушения возможностей сугубо регионального или городского представительства началось триумфальное шествие "Единой России".

  • 1
На мой взгляд, всё верно обозначено. Политическая логика кремлевской бюрократии была именно такой. Как ни странно, проект удушения региональной политической активности оказался на руку системной оппозиции - КПРФ, ЛДПР и др., которые теперь совсем не заинтересованы менять положение, так как оно позволяет им с разной мерой успеха гарантированно проводить своих людей в представительные и законодательные органы. Плюс к тому же эта ситуация закрепила зависимость региональных отделений этих партий от их центрального руководства, практически несменяемого, и которое находится в Москве.
Вопрос в том, когда наступит кризис этой политической конструкции? Пока она выполняет свои функции.

Это всё вопрос менталитета... Пока власть (государственная власть или управление партией, или руководство фирмой) рассматривается как сидение на денежном мешке с возможностью произвольной выдачи денег подчинённым людишкам -- всё так и будет. Меркантильность и меркантилизм :)

Вот и партии федеральные -- они ж на дотации из бюджета. Какие же тут блоки могут быть? Как тогда деньги считать? Всё рационально, всё разумно. А как перейти от идеи "получения" денег даже не к "зарабатыванию", а к "владению и распоряжению капиталом" -- непонятно.

Правильную идею, на самом деле, предлагает Лимонов -- не брать и не платить (ну и не только он, это же примерно и Шевцова говорила, по-моему, и другие). Никаких отношений с этим государством, или хотя бы только по минимуму. Это должно стать этическим правилом -- человек может считаться честным только при условии, что он не сотрудничает с государством, по возможности не платит ему налогов и уж заведомо ничего у государства не берёт. Отменить все эти "государство должно...", "мы имеем право на надбавку..." и т.д.. Но это, конечно, утопия. Государство наше таково, что без него в России жизнь невозможна. "Кесарево" -- оно везде, и если избавиться от него, останется только "Богово - Богу" :)

ИМХО совершенно непонятно, почему именно сворачивание федерализма (в его советско-ельцинской версии) является главным направлением деятельности власти в РФ. Да, несомненно, что преобразование из федеративного в унитарное государство было и остаётся одной из главных составляющих "вертикали". Но на мой взгляд сутью вертикали является возрождение и усиление советского принципа централизованного распределения ресурсов. Перераспределение налоговых поступлений в пользу центра, централизация партийной системы, установление фактического назначения глав регионов из центра -- подо всем этим лежит простая денежная основа: центр экспроприирует Россию, он хочет иметь возможность держать всё и вся в этой узде. В этом нет ничего особенного -- просто таково их понимание власти.

Слабостью вертикали как идеи является её неуправляемость в реальности -- но именно диалектика вертикали, приватизированной на каждом уровне местными чиновниками по принципу "доля в общаке в обмен на лояльность", стала сутью реально существующей системы власти в стране. И как только центр распределения денег прочно утвердился в Москве, все "Родные Урюпински" превратились в отделения Единой России.

А люди голосуют ровно за тех же -- просто раньше логотип на портрете губернатора мог быть "местным", а теперь он федеральный. Люди голосуют за тех, кто даёт им деньги. Пока бизнес не может быть самостоятельным (при беспределе силовиков это невозможно), источником всех благ является власть.

И народ вполне привык к этой структуре. Именно поэтому оппозиция воспринимается только как возможность поменять шило на мыло, а не как попытка радикального изменения системы власти. К хозяину все привыкли, и что можно жить без хозяина -- об этом люди просто не знают.

То, чего боится власть -- это во-первых что этот самый общак оскудеет, тогда и лояльность исчезнет, вертикаль лопнет, и начнётся парад суверенитетов по модели развала СССР (он же так и развалился -- когда местные перестали получать дотации из центра, и сами не торопились перечислять средства в казну).

Второе, чего боится власть -- это экономической самостоятельности людей, компаний или организаций. Если какой-то регион, или какая-то компания будет существовать не благодаря Кремлю, а сама по себе -- она потеряет лояльность. Если она начнёт снабжать своими средствами других -- например перечислять налоги в некий местный бюджет -- регион станет больше обязан этому налогоплательщику, чем центру, и лояльность опять же растворится. Поэтому правительство не борется с инфляцией и щедро раздаёт подачки даже крупным олигархам: оно больше заинтересовано в финансово несостоятельных экономических агентах, чем в сильных и независимых частных компаниях.

Собственно, в итоге мы реально имеем римейк советской конструкции: распределительная система, поощряющая неэффективность и воровство, но уже не связанная никакими иделогическими рамками (ни планированием, ни коммунистической идеей). Потенциал центральной власти (т.е. общака) сейчас таков, что любое поползновение либо по развитию частного бизнеса, либо независимой политической структуры может быть быть быстро и эффективно задавлено. Для этого не требуется даже команда сверху: так как любой чиновник является носителем менталитета "оседлого грабителя", члена мафиозной организации -- естественным рефлексом для него будет задавить любую независимость и поставить всё под контроль, и кое-что положить себе в карман. Таким образом, система эта достаточно надёжна и стабильна.

Эта система может рухнуть:
- либо при долговременном снижении экспортной валютной выручки (международном бойкоте российских углеводородов, снижении цен на нефть, открытии дешевых альтернативных источников энергии);
- либо при каком-то катастрофическом бедствии, которое повлечёт за собой невозможность восстановления минимального уровня жизни по всей стране (вариант Грузии -- реформы Саакашвили стали возможны после нескольких лет при бандитах и на голодном пайке);
- либо если система зарвётся и, например, уничтожив государственное здравоохранение и образование, даст толчок к развитию независимых частных форм деятельности. Проблема тут только в том, что эти независимые формы будут скорее всего весьма неприглядны...

То есть в общем и целом -- надежды не так уж много.

У нас в Туле никогда не было ничего типа "Тула, Тула, Тула -я, Тула - Родина моя". Может быть, поэтому на выборах в Тульскую Думу "Яблоко" набрало 14%. Хочу также отметить, что Явлинский в силу своей адекватности, образованности и остроты ума никогда не обольщался и не питал иллюзий в отношении нашей власти. Так что, тут Вы не по адресу.

К сожалению, нигде больше, кроме как в Туле, не находится достаточно ценителей адекватности, образованности и остроты ума Явлинского.

Находятся везде, где "Яблоку" не мешают на выборах.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account